Номинация на Детскую книгу года BBC-2019: Оксана Драчковская о безбарьерности и инклюзивности


29.10.2019
Кто такая Оксана Драчковская? В этой женщине сочетаются много ипостасей, когда речь заходит об инклюзивности общественного пространства. Она — журналистка, писательница, победительница «Коронации слова», общественная активистка, член Комитета по вопросам доступности при Черновицком горсовете. А еще она мама, подруга и неравнодушный человек.



Вместе с сыном Назаром и племянницей-иллюстратором Оксаной им удалось создать нетипичную для украинской аудитории книгу — безбарьерную сказку «Зайчик-Нестрибайчик і його смілива мама», которая уже вошла в список номинантов Детская книга года BBC-2019. Это произведение в определенной степени автобиографическое, ведь Назар — 10-летний школьник на коляске, а Оксана — активная мама в поисках ключей (то есть пандусов) ко всем дверям для полноценной жизни сына, который хочет говорить о туризме и путешествиях.


Инна Стефанец: Без преувеличения заявлю, что наш город по инклюзивности социализируете Вы. С чем чаще сталкиваетесь в борьбе за архитектурную доступность? Сколько пандусов установлено благодаря Вашим усилиям? И как насчет лифта в горсовете — может ли Назар посетить наших депутатов?

Оксана: Все же это преувеличение. В определенной среде (фейсбук-сообществе, СМИ) мои труды в контексте инклюзии более заметны. Но на самом деле над этим делом работает много людей. Например, мои коллеги по областному и городскому комитетам доступности. Не все они могут так эффектно публично выступить, как я. Зато умеют писать письма чиновникам, посещать всевозможные заседания, отслеживать законодательную базу. Лифт в горсовете не вижу даже как отдаленную перспективу. Зато вполне вероятно, что он будет в здании облгосадминистрации и облсовета. Здесь, как и везде у нас, срабатывает человеческий фактор. Где есть чиновник, у которого есть желание продвигать доступность, там есть и доступность. А где его нет — результат противоположный.


Инна: Назар, ты часто бываешь с мамой на различных культурных мероприятиях: концерты, спектакли, литвечера и даже пикеты. Что тебе понравилось больше всего?

Назар: Больше всего запомнился спектакль "Коза-дереза".


Инна: Ты продолжаешь увлекаться географией? Расскажи о своем любимом путешествии.

Назар: Если говорить о планах, то я хочу поехать в Польшу на Рождество — там сейчас мои папа и старший брат. А еще в Венгрию, на термальный курорт Хайдусобосло, а также в Будапешт. Из тех мест, где уже был, понравился Созополь в Болгарии.



Инна: Подписана на ФБ-группу «Зайка на візку» — активно слежу за вашей жизнью: как ездите на семинары, как на голосование ходили, как к образованию пробиваетесь иногда с боем. Понимаю, что здание школы пока для Назара недоступно. Не из-за инвалидной коляски, а из-за отсутствия банального пандуса.

Оксана: В Черновцах нет архитектурно доступных школ. Если где-то и есть доступ за счет универсального входа или нормативного пандуса, то только на первый этаж. Лифтов или подъемников нет. Наша школа одна из самых недоступных: даже во двор можно попасть только по лестнице. И мне дико об этом говорить, но на той лестнице до сих пор лежат позорные рельсы. Мы активно настаиваем на том, чтобы эти рельсы были демонтированы, так как они элементарно опасны. Назарчик учится дома, по индивидуальной программе. Но у нас есть класс, в который мы записаны — соответственно есть кабинет. И находится он на самом последнем, третьем этаже. Иногда на праздники я вытягиваю его на эту высоту.


Инна: Давай представим, что не учителя тебя посещают дома, а у тебя есть возможность свободно кататься по школе и учиться прямо в школе с другими детьми. Как бы ты отнесся к таким изменениям?

Назар: Я бы очень хотел. Но для этого нужно, чтобы в нашей школе установили лифт. Не очень в это верю.


Инна: Ежегодно Вы обязаны заново собирать и подавать справки о физическом состоянии Назара, чтобы его заново зачислили в школу. По этическим соображениям ситуация дикая. А чем она оправдана юридически?

Оксана: Формально это не зачисление в школу заново. Это как санкция на продолжение нашей формы обучения: мы берем справку-рекомендацию у врачей о том, что ребенок и дальше будет учиться дома. Как по мне, это лишняя и дискриминационная формальность. Потому что в то время, как все остальные дети просто идут в школу 1 сентября, моего ребенка без этой ежегодной справки не допустят к урокам. Если же, например, мы решим изменить форму обучения с индивидуальной на инклюзивную, тогда сами об этом заявим и принесем соответствующие справки. И у них будет какой-то реальный смысл.


Инна: Вы могли бы разъяснить еще один момент: если у учителя совещание, а у Назара дома занятия, то учитель обязан, как человек системы, пойти на совещание. То есть Назар останется без урока, верно? Как в таком случае догоняете программу?

Оксана: Конечно, учитель пойдет на совещание. Но меньше всего мне хочется жаловаться на учителей. Здесь срабатывает тот же человеческий фактор, но со знаком плюс. Наши учителя — ответственные люди, хорошие специалисты, и они находят способы догнать программу. Другое дело, что программа у Назара упрощенная: физически невозможно дать ему столько часов обучения, сколько получают дети, которые ходят в школу.



Инна:
У меня тоже есть сын, который любит читать. Какую бы книгу ты ему посоветовал?

Назар: Посоветовал бы прочитать книгу "Зайчик-Нестрибайчик і його смілива мама".


Инна: Вы представили безбарьерную сказку в нескольких городах, и больше всего в плане доступности поразил Львов. То есть вполне реально адаптировать городское пространство к потребностям всех групп населения?

Оксана: Пока представили только в двух. Во Львове, на Форуме издателей, и в Черновцах. Львов, на мой взгляд, прогрессирует в направлении инклюзии и безбарьерности: растет количество низкопольного транспорта, ремонтируются дороги и тротуары в соответствии с требованиями доступности, появляется больше пандусов, подъемников, лифтов, велосипедных дорожек — это, кстати, одна из хороших опций для людей на колясках.


Инна: Расскажите об аудитории на презентациях: кто приходит, о чем спрашивают, почему приобретают книгу?

Оксана: Мы с иллюстратором продвигаем книгу в сетях, и там же отслеживаем аудиторию. К моему удивлению, очень мало интереса проявляют семьи, в которых растут дети с инвалидностью. Не хочется делать преждевременных выводов, но, возможно, это подтверждает мою мысль: в Украине большинство таких семей живут в конфликте со своей действительностью, не принимают ее. Поэтому образ Зайки на коляске может быть для них только лишней травмой.


Инна:
Твоя мама похожа на супергероя. Если бы ты мог наделять мегасилой, какую бы дал своей маме?

Назар: Чтобы она могла мгновенно появляться рядом, даже когда находится где-то далеко.



Инна:
Ассоциируете ли себя с мамой Зайчихой? Стали бы председателем совета?

Оксана: Конечно ассоциирую. И в то же время нет. Каждый автор, что бы он ни писал, всегда пишет в определенной степени о себе. Что же насчет финала сказки, в котором маму Зайчиху избирают председателем Лесного совета — это творческая спонтанность. Но ведь и в жизни часто так случается! События приобретают неожиданный поворот, мы оказываемся в совершенно неожиданных обстоятельствах, непредвиденных ситуациях. И если меня спросить, хотела бы я стать, например, мэром города, я скажу "нет, нет, и десять раз нет!". А заодно подумаю, что зарекаться не стоит.


Беседовала Инна Стефанец
Версия для печати
0
480
статей по теме
Читайте про:
читать все статьи

КОММЕНТАРИИ

  • Никто пока не оставлял комментариев.

  • Оставьте комментарий:

    Добавить картинку




    опрос дня

    Какие события Вы смотрите в Афише для детей в интернете?



    влажность:

    давление:

    ветер:

    влажность:

    давление:

    ветер:

    влажность:

    давление:

    ветер:

    влажность:

    давление:

    ветер:

    влажность:

    давление:

    ветер: